Допустимо ли использовать диктофон при разговоре с работодателем

Допустимо ли использовать диктофон при разговоре с работодателемДиктофон в каждом кармане

Мобильным телефоном сегодня пользуются все, включая детей и пожилых людей. Современные телефоны позволяют нам использовать различные приложения, в том числе и диктофон.

С его помощью можно записывать звук, прослушать сделанную запись, и передать ее на другое устройство. Эта программа позволят записать любую речь, будь-то лекция в университете, собеседование или разговор с приятелем. Только есть один момент, о котором стоит задуматься: запись разговора на диктофон без предупреждения – можно ли?

Будет ли нарушен Закон, если включить диктофон для записи, не сообщив об этом собеседнику?

Давайте сразу оговорим…

…, что встроенные диктофоны в различных устройствах, которыми мы пользуемся, не предназначены для ведения скрытой записи. Использовать диктофон при беседе, которую ведете непосредственно вы, не предупреждая об этом вашего оппонента, возможно, если то о чем вы говорите, не является информацией ограниченного доступа. К ней относится:

  • — коммерческая тайна
  • — личные данные
  • — информация, раскрывающая моменты частной жизни.

Допустимо ли использовать диктофон при разговоре с работодателемУчитывая вышесказанное, невозможно назвать незаконной запись на диктофон, когда собеседник добровольно, без принуждения делится с вами информацией. Под этот пункт не попадают только личные данные, тут вы обязаны предупредить собеседника, что ведется запись, иначе вам грозит административная ответственность. Сделали такую запись без предупреждения, и ваш собеседник может потребовать возмещение морального вреда, основываясь на Законе о персональных данных.

Нести уголовную ответственность будут те, кто хочет намеренно записать разговор других лиц, прослушивает телефонные разговоры, умышленно проникает в помещение и собирает информацию.

Вы можете совершенно не беспокоиться, делая запись телефонного разговора с другом, простой беседы с вашим преподавателем или запись собеседования, на которое пришли. Здесь больше вопрос в этической составляющей. Это просто недобросовестный и недостойный поступок.

Только помните, что содержание ваших бесед должно быть покрыто тайной и недоступно третьим лицам. По сути, все наше законодательство, направлено на защиту от передачи данных другим, заинтересованным лицам.

Основные законы, регулирующие вопросы, которые возникают  при ведении записи на диктофон

Законно ли записывать на диктофон разговоры, можно ли  записывать своих жен, друзей, коллег, начальников? На все эти вопросы можно получить ответы, углубившись в наши Законодательные акты.

Она гарантирует право каждого хранить, оберегать свои честь и достоинство, защищать неприкосновенность частной жизни. Мы имеем право на конфиденциальность наших почтовых сообщений,  телефонных разговоров, переписки. Сбор, хранение и распространение таких материалов это не законные действия.

Он так же стоит на страже личной жизни людей. Ограничивает сбор и передачу информации о личной и семейной жизни.

При этом не будет считаться нарушением, если информация о частной жизни граждан получена в общественных и государственных интересах. Или если Гражданин ранее раскрыл данные о себе по собственному желанию.

Ответственность предусмотрена также за использование незаконно полученных сведений для создания произведений искусства и литературы.

Важно: право на требование защитить частную жизнь гражданина имеют дети и супруги, даже после его смерти.

В нем прописаны меры наказания за незаконный сбор и передачу фактов о частной жизни граждан, притом, что их согласие на это отсутствует. А так же за незаконное изготовление и оборот технических устройств, используя которые можно скрыто получать возможность записывать  информацию.

  1. Закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»

Он накладывает запрет на требование у физических лиц предоставлять материалы об их личной и семейной тайне и в общем о частной жизни.

Он гарантирует гражданам нашей страны тайну телефонных переговоров, почтовых сообщений и уведомлений, которые обеспечивают электросети и почтовые отделения.

  1. Закон «Об оперативно-розыскной деятельности»

Согласно этому закону, перед началом аудиозаписи, которая будет сделана неуполномоченным лицом, участвующие лица должны быть проинформированы.

  1. Закон «О персональных данных»

Он запрещает всем гражданам, исключая сотрудников, находящихся при исполнении служебного долга, сбор данных о частных лицах без их письменного одобрения.

 Может ли запись с диктофона быть использована в суде?

Допустимо ли использовать диктофон при разговоре с работодателемВ ходе судебного разбирательства, по решению судьи, источником доказательств может быть правомерно сделанная аудиозапись на диктофон. Приобщая ее к делу, обычно ссылаются на Гражданский процессуальный Кодекс РФ. Зачастую такой вид доказательства играет ключевую роль в деле. А иногда является исключительным доказательством нарушения прав.

Аудиозапись, сделанная на телефон, может подтвердить такие факты как: дача денег в долг или вымогательство взятки, оскорбления и угрозы, выплата «черной» зарплаты и многие другие.

В случае использования такой аудиозаписи, лицо ее предоставляющее, должно огласить, когда и при каких обстоятельствах она была сделана.

Для того чтобы запись была приобщена к судебному разбирательству необходимо составить письменное ходатайство, в котором указать, что запись была сделана в целях самозащиты и описать какие обстоятельства она может подтвердить, приложить текстовую расшифровку. Если судья настроен сомнительно, можно настаивать на проведении экспертной оценки, которая исключит следы монтажа.

Что касается тайной диктофонной записи, ее также можно использовать в суде. Если это, например, запись разговора между начальником и подчиненным, сделанная без их ведома. Она может служить доказательством, если судья определит, что эти обстоятельства имеют значение для процесса. Такой прецедент случился несколько лет назад в Верховном суде.

Обратите внимание: в нашем законодательстве нет норм, которые бы разрешали вести тайную звукозапись.

Правомерность ведения записи на диктофон в жизненных ситуациях

Запись на диктофон разговоров с должностными лицами не будет нарушать закон, так как федеральные законы обеспечивают открытость информации, связанной с деятельностью государственных органов и органов местного самоуправления, кроме случаев установленных этими законами.

Отношения, которые складываются на рабочих местах, не могут являться частной тайной. Поэтому использование записывающих устройств в рабочее время вполне законно. Если только диалог не затрагивает коммерческую, либо государственную тайну.

Тайная запись на рабочем месте, во время совещаний, собраний коллективов может нарушить принятые и действующие у работодателя внутренние нормативные акты.

Если таких актов нет, то меры работодателя направленные призыв работника к юридической ответственности, так же как и принуждение стереть запись, будут неоднозначными.

  1. Приняли решение сделать запись разговора, используя диктофон, задумайтесь, в каком ключе будет протекать ваша беседа, не станете ли вы после этих действий нарушителем закона.

Фотосъемка, аудио- и видеозапись: разрешения и запреты, доказательства для суда – ilex

Происходящее событие можно сфотографировать, снять на видео или записать на диктофон. Такая информация может быть важна для разрешения спора и доказательства правоты в суде. Но всегда ли съемка и запись разговоров законна?

  • Можно ли фотографировать и снимать видео в общественных местах
  • Съемка разрешается в общедоступных местах :
  • — на улицах, площадях, в парках, скверах, дворах;
  • — в магазинах, универмагах, салонах, на рынках;
  • — в кафе, ресторанах, клубах, барах;

— на концертах, выставках, в театрах. Главное не использовать отснятый материал в коммерческих целях. Например, не создавать такие же картины и не выставлять их на всеобщее обозрение ;

— на спортивных соревнованиях;

— в метро, аэропортах, на вокзалах. При этом нужно соблюдать правила безопасности:

  • не делать снимки на путях и эскалаторе во время движения;
  • не использовать вспышку и не направлять фотоаппарат на машиниста;
  • не использовать штативы, большие объективы и камеры;
  • не мешать другим пассажирам и не нарушать их личное пространство. В этом случае администрация может попросить прекратить съемку;

— в банках, больницах и других учреждениях здравоохранения;

— в храмах и т.д.

На заметку
Знак зачеркнутого фотоаппарата не всегда препятствует съемке.

Если работники того или иного общественного места не разрешают посетителю сделать фото или снять видео, стоит уточнить, каким документом они руководствуются. Если ответить не могут, стоит попросить книгу замечаний и предложений. Отказ ее выдать – административное Правонарушение . Значит, можно вызвать милицию.

Нужно ли согласие людей на съемку и использование материалов

Согласие человека на съемку и опубликование материалов необходимо, когда фотограф вмешивается в его частную жизнь. Например, ведет съемку у человека дома, в больничной палате, храме .

Согласие не требуется, если съемка происходит в парке, магазине, кафе, театре, на митинге и т.д. Распространять такие фотографии и видео можно, даже если кто-то себя на них узнает. Однако нельзя искажать факты. Например, сфотографировать болельщика на стадионе, а потом использовать его фото в контексте незаконного митинга.

Можно ли фотографировать и снимать на видео госслужащих

Информацию о деятельности госорганов нельзя ограничивать . Один из принципов их работы – открытость. Исключение составляют госсекреты .

Граждане вправе фотографировать или записывать на видео госслужащих при исполнении ими служебных обязанностей. А вот для съемки в свободное от службы время понадобится согласие, иначе это будет вмешательством в частную жизнь .

Обратите внимание!
За незаконное собирание или распространение информации о частной жизни предусматривается уголовная ответственность .

Когда можно вести съемку или запись разговора с представителем власти

Читайте также:  Ответственность за оскорбление

Не запрещается делать фото, вести аудио- или видеозапись беседы с сотрудником ГАИ при остановке водителя или пешехода за совершение какого-либо правонарушения или для проверки документов до начала административного процесса .

Его началом считается заявление сотрудника ГАИ о необходимости пройти в служебный автомобиль для составления протокола . В этот момент нужно устно или письменно выразить желание на съемку или на аудиозапись разговора. Если сотрудник ГАИ не против, проблем не будет . В ином случае возможна административная ответственность в виде штрафа в размере от 2 до 50 БВ или административного ареста .

Где запрещается фото- или видеосъемка и звукозапись

Не допускается снимать и фотографировать, осуществлять аудиозапись:

1. без разрешения в самолете . Нарушение повлечет Штраф в размере от 1 до 3 БВ ;

  1. 2. на границе:
  2. — в пунктах пропуска ;
  3. — без разрешения в пределах пограничной зоны ;

3. в игорных заведениях. Съемка других посетителей возможна только с их согласия и разрешения должностного лица организатора азартных игр ;

4. на режимных объектах;

5. в библиотеках ;

6. в суде без его разрешения и без учета мнения заинтересованных лиц . Нарушение этого правила влечет административную ответственность – предупреждение, штраф в размере до 20 БВ или административный арест ;

7. во время административного процесса без разрешения должностного лица .

 Какие доказательства примет суд

Фотографии и записи могут находиться на дисках, флеш-картах, картах памяти мобильных телефонов, аудио- и видеопленках и т.д. Их можно воспроизводить и просматривать на экране в зале суда. Главное, чтобы фото и записи фиксировали обстоятельства, имеющие значение для дела. Например, доказательством может быть:

  • 1) видеозапись свадьбы, когда одаривают молодоженов. Это поможет в споре о разделе совместно нажитого имущества или об освобождении имущества от ареста;
  • 2) звуко- или видеозапись разговора работника и нанимателя в споре о защите чести и достоинства;
  • 3) звуко- или видеозапись переговоров;
  • 4) фрагмент теле- или радиопередачи для опровержения сведений, распространенных СМИ;
  • 5) фотографии:
  • — номера в гостинице для подтверждения ненадлежащего оказания услуг турфирмой;

— некачественного товара. Они докажут, что товар прибыл именно в таком состоянии, а не повредился при перемещении на склад и т.д.;

— интернет-страницы (обычная фотография или скриншот) для защиты чести и достоинства при распространении сведений в интернете. При этом до суда нужно обратиться к нотариусу, чтобы удостоверить факт нахождения в интернете интересующей информации по определенному адресу и в конкретное время ;

— отца с ребенком. Они помогут в споре об установлении факта отцовства, и т.д.;

6) фотографии или видеозаписи, сделанные в общедоступном месте (улица, метро, ресторан и т.д.) и зафиксировавшие правонарушение (причинение повреждений лицу или имуществу, мелкое хулиганство и т.д.) или преступление (разбойное нападение, убийство; передача взятки, наркотиков или оружия и т.д.);

7) запись видеорегистратора из автомобиля для подтверждения ДТП, нарушения ПДД, уничтожения имущества и т.д.

Как представить запись в гражданском процессе

Суд примет запись и учтет при вынесении решения, если она соответствует определенным условиям .

1. Запись должна быть получена законно и вестись открыто . В суде важно подтвердить, что иные лица знали о записи. Это может быть понятно из ее содержания. Но если, к примеру, телефонный разговор записывался с самого начала, а собеседника предупредили об этом позже, суд не будет оценивать сказанное до предупреждения и не примет во внимание эту часть записи .

Иных требований к записи нет. Ее вид и носители информации (флеш-карта, диск и т.д.) для суда значения не имеют.

Обратите внимание!
Доказательством по делу является скрытая запись, полученная правоохранительными органами .

В России практика идет по-другому пути. Российские суды признают скрытую аудиозапись допустимым доказательством. Она должна быть сделана лицом, участвующим в разговоре, и касаться договорных отношений сторон, а не их личной жизни (определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 06.12.2016 № 35-КГ16-18).

2. Запись должна быть допустимой. Для некоторых видов споров в подтверждение обстоятельств используются только письменные доказательства .

3. Запись должна быть связана с рассматриваемым делом. Иначе говоря, содержать информацию, которая подтвердит или опровергнет обстоятельства по делу.

Обратите внимание!
Целесообразно заранее переписать на бумагу содержание разговора из записи и передать суду. На основании этого суд определит относимость записи к делу.

4. Запись должна быть достоверной. Ее содержание должно соответствовать действительности, т.е. происходящему разговору, переговорам и т.д .. Если в ее достоверности возникнут сомнения, суд назначит экспертизу . Для установления подлинности записи Эксперт проверит, изменялась ли умышленно записанная информация и была ли она подлинной.

Обратите внимание!

О разъяснении порядка аудио- и видеофиксации действий (разговоров) сотрудников полиции?

Сергиенко Т.В., г .Михайловск

Право граждан свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом закреплено в части 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации.

Ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации).

Такие ограничения, в частности, предусмотрены Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне», Федеральным законом от 12 августа 1995 г.

№ 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и некоторыми другими законодательными актами.

Применительно к деятельности полиции следует отметить, что в соответствии с частью 1 статьи 8 Федерального закона от 7 февраля 2011 г.

№ 3-ФЗ «О полиции» деятельность полиции является открытой для общества в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Российской Федерации об уголовном судопроизводстве, о производстве по делам об административных правонарушениях, об оперативно-разыскной деятельности, о защите государственной и иной охраняемой законом тайны, а также не нарушает прав граждан, общественных объединений и организаций.

Таким образом, при решении вопроса о допустимости осуществления аудиозаписи и видеосъемки действий сотрудников полиции следует исходить не только из права граждан на получение информации, но учитывать и реализацию гарантированных статьей 23 Конституции Российской Федерации прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, на тайну переписки, телефонных переговоров, а также права на охрану своего изображения (статья 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Учитывая изложенное, использование видео- и звукозаписывающей аппаратуры при разговоре с сотрудниками полиции возможно в случае отсутствия запрета на ее использование и при соблюдении гражданских прав иных лиц, чьи действия либо персональные данные могут стать объектом аудиозаписи или видеосъемки. В случае существования подобного ограничения сотрудник полиции в соответствии со статьей 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» должен разъяснить причину и основания этого запрета.

Оснований для применения диктофона нет

28 июля 2020 г. 11:12

Суд узаконил отказ адвокату в применении аудиозаписи со ссылками на положения УПК, регулирующие применение технических средств самим следователем

Как сообщает «АГ», адвокат АП Краснодарского края Гоар Галстян направила в Южный окружной военный суд апелляционную жалобу на решение нижестоящей инстанции, которая не нашла нарушений в действиях следователя по отказу защитнику в применении аудиозаписи со ссылками на нормы УПК РФ, регулирующие применение технических средств самим следователем. В комментарии «АГ» адвокат Гоар Галстян отметила, что уведомила следователя о применении аудиозаписи с той целью, чтобы он занес в протокол следственного или иного действия исходные данные технического средства для того, чтобы в последующем в случае необходимости можно было официально предоставить аудиозапись.

Следователь запретил пользоваться диктофоном

В производстве следователя-криминалиста военного следственного отдела Следственного комитета РФ по Краснодарскому гарнизону старшего лейтенанта юстиции Дмитрия Калмыкова находится уголовное дело по обвинению Ш. в совершении преступлений, предусмотренных п. «а», «в» ч. 2 ст. 163, п. «а» ч. 2 ст. 127, ч. 3 ст. 291, ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Как рассказала «АГ» Гоар Галстян, следователь позвонил Ш. и попросил прийти. На вопрос о том, уведомлен ли Защитник, Дмитрий Калмыков сообщил, что его присутствие необязательно. Следователь пригласил подзащитного к психологу, где провел внепроцессуальную беседу, в которой ставил вопрос о признании.

В дальнейшем, 16 июня, Гоар Галстян уведомила следователя, о том, что в целях оказания квалифицированной юридической помощи Ш. при производстве следственных действий и иных процессуальных действий будет применять диктофон в соответствии с п. 6 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре.

Она отметила, что любое противодействие адвокату в применении диктофона может быть расценено как превышение должностных полномочий, поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство, в том числе взаимосвязанные положения ч. 2 ст. 38, ч. 6 ст. 164 и ч. 5 ст.

166 УПК РФ, не содержит норм, предоставляющих следователю полномочия по запрету применения технических средств со стороны адвоката.

Читайте также:  Поручитель по кредиту

«В случае несогласия с моими действиями, связанными с применением технических средств для оказания юридической помощи доверителю, Вы вправе обратиться в Адвокатскую палату Краснодарского края», – подчеркивается в уведомлении.

Как сообщила Гоар Галстян, следователь прервал процессуальные действия для вынесения постановления об отказе в удовлетворении ходатайства.

В документе Дмитрий Калмыков указал, что согласно ч. 6 ст. 164 УПК РФ при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств.

Перед началом следственного действия следователь предупреждает лиц, участвующих в следственном действии, о применении технических средств. Согласно ч. 4 ст.

189 УПК РФ по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка. Согласно п. 3 ч. 2 ст.

38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, в том числе принимать решение о применении технических средств.

Дмитрий Калмыков отметил, что из анализа данных статей следует, что применение технических средств при производстве следственных действий, в том числе применение аудио- и (или) видеозаписи, является правом, а не обязанностью следователя. Он посчитал, что оснований для применения диктофона не имеется, и отказал в удовлетворения ходатайства адвоката.

Попытка обжаловать запрет

Гоар Галстян обратилась с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ в Краснодарский гарнизонный военный суд. Она отметила, что согласно п. 3 ч. 2 ст.

38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с Кодексом требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа.

«Указание в постановлении при ссылке на статью 38 УПК РФ, а именно на то, что он уполномочен “принимать решение о применении технических средств”, является нормотворчеством следователя, так как в данном пункте статьи 38 УПК РФ такого положения не содержится», – заметила адвокат.

Она указала, что умозаключение о том, что применение технических средств при производстве следственных действий, в том числе применение аудио- и (или) видеозаписи, является правом, а не обязанностью следователя, несостоятельно, так как он, вольно интерпретируя заявленное «уведомление» ходатайством, отказывает в удовлетворении требований о ведении аудиозаписи самим следователем. При этом уведомление таковых требований не содержит.

Гоар Галстян заметила, что приведенные выше положения закона регламентируют полномочия и действия следователя при проведении следственных действий, а не полномочия адвоката при осуществлении им защиты по уголовному делу, которые установлены другими нормами уголовно-процессуального законодательства.

«Указанные нормы, регламентирующие полномочия защитника, основаны на конституционной гарантии защиты каждым своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст.

45 Конституции Российской Федерации), в то время как полномочия властного субъекта уголовного судопроизводства, в том числе следователя, строго ограничены дозволениями и запретами, содержащимися в соответствующих нормах закона», – подчеркнула она.

Адвокат указала, что анализ ч. 1.1 и 3 ст. 70, ч. 6 ст. 164, ч. 3 ст. 164.1, ч. 2 и 5 ст. 166, ч. 4 ст.

189 УПК, регламентирующих применение технических средств при производстве следственных действий, позволяет утверждать, что этими нормами устанавливается порядок применения технических средств именно следователем.

При этом имеются особенности и условия применения следователем технических средств: 1) перед началом производства следственного действия, в котором следователь намерен применить техническое средство, он обязан предупредить об этом лиц, участвующих в следственном действии; 2) в протоколе следственного действия должно быть указано о применении следователем технических средств; 3) материалы, полученные в результате применения следователем технических средств при производстве следственного действия (электронные носители информации), должны храниться при уголовном деле.

«Вместе с тем приведенные выше нормы как в отдельности, так и в совокупности не содержат положений, предоставляющих следователю полномочия разрешать или запрещать другим участникам следственного действия использовать технические средства», – заметила Гоар Галстян.

Адвокат обратила внимание на то, что в нарушение ч. 2 ст. 16 УПК РФ Дмитрий Калмыков, запретив защитнику использовать диктофон при проведении следственного действия, ограничил право доверителя на защиту своих прав всеми не запрещенными законом способами и средствами.

Гоар Галстян отметила, что у защитника имеются два способа обеспечения использования технических средств при проведении следственных действий:

1. Заявление соответствующего ходатайства следователю, удовлетворение которого позволит не только зафиксировать факт, ход и результаты следственного действия, но и получить дополнительное объективное доказательство в виде приложения к протоколу следственного действия.

2.

Самостоятельная фиксация факта, хода и результатов следственного действия, что не гарантирует приобщение электронного носителя к материалам уголовного дела, но позволяет использовать данные аудиозаписи при подготовке различных актов процессуального реагирования и (или) при доказывании факта совершения правонарушения в отношении защитника и (или) его доверителя. При этом применение следователем технических средств при проведении следственного действия не лишает защитника права на самостоятельное параллельное применение собственных технических средств, в том числе ведение аудиозаписи.

  • Адвокат подчеркнула, что была вынуждена применять технические средства в целях объективной фиксации фактов, хода и результатов следственного действия и в случае необходимости в дальнейшем применения имеющейся аудиозаписи.
  • Она попросила суд признать незаконными действия следователя, выразившиеся в запрете применения технического средства.
  • Суд посчитал действия следователя законными

22 июня Краснодарский гарнизонный военный суд указал, что требования, предъявляемые следователем в пределах его правомочий, обязательны для исполнения всеми, к кому они обращены (ч. 4 ст. 21 УПК РФ). Согласно ч. 4 ст. 189 УПК РФ аудиозапись допроса может быть проведена по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица, но не является обязательной.

Он также сослался на Постановление КС от 29 июня 2004 г. № 13-П и отметил, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда применение средств фиксации в ходе допроса является исключительной прерогативой следователя (дознавателя), ведущего производство предварительного расследования, в силу п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ.

Первая инстанция указала, что 16 июня 2020 г. Гоар Галстян заявила следователю ходатайство (уведомление). Дмитрий Калмыков разрешил заявленное защитником ходатайство в день его заявления, вынес мотивированное и обоснованное постановление об отказе в его удовлетворении и в этот же день вручил защитнику.

Суд отметил, что ни Закон об адвокатуре, ни Уголовно-процессуальный кодекс не содержат полномочий адвоката применять средства фиксации в ходе допроса самостоятельно, без заявления соответствующего ходатайства следователю и получения соответствующего разрешения следователя, проводящего указанный допрос и ведущего производство предварительного расследования.

По мнению суда, рассмотрение следователем уведомления защитника в порядке, предусмотренном для разрешения ходатайств, прав и законных интересов обвиняемого Ш. не нарушает.

«Приведенный защитником в жалобе и в суде собственный анализ действующего законодательства о возможности защитником самостоятельно, без разрешения следователя, производящего следственные действия с участием обвиняемого, применять технические средства фиксации в ходе допроса, не вытекает из полномочий защитника, определенных ст. 53 УПК РФ», – посчитал он.

Таким образом, суд пришел к выводу, что обжалуемое постановление следователя не причиняет ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства и не затрудняет доступ граждан к правосудию, не нарушает прав обвиняемого на защиту.

Апелляционное обжалование и обращение в АП Краснодарского края

Гоар Галстян обратилась с апелляционной жалобой в Южный окружной военный суд. Она отметила, что суд, отказывая в удовлетворении жалобы, руководствовался положениями ст.

21 УПК РФ, не распространяющимися на защитника, так как он не является ни должностным лицом, ни представителем органа, осуществляющим уголовное преследование, и имеет совершенно отличную от прокурора, следователя и дознавателя функцию как участник уголовного судопроизводства.

В связи с этим выводы суда первой инстанции о том, что «требования, предъявляемые следователем в пределах его правомочий, обязательны для исполнения всеми, кому они обращены», основанные на положениях ст. 21 УПК РФ, незаконны.

Адвокат обратила внимание на то, что положения ч. 4 ст. 189 УПК РФ также не являются нормами, которые регламентируют полномочия защитника при осуществлении защиты прав и интересов доверителя.

Гоар Галстян отметила, что выводы суда о том, что применение средств фиксации в ходе допроса является исключительной прерогативой следователя (дознавателя), ведущего производство предварительного расследования, не основаны на положениях действующего уголовно-процессуального законодательства и правовой позиции КС, на которую сослался суд. Она обратила внимание на то, что ст.

38 УПК РФ и ст. 189 УПК РФ регламентируют полномочия и действия следователя при проведении следственных действий, а не полномочия адвоката при осуществлении им защиты. Адвокат сослалась на Постановление КС № 13-П от 29 июня 2004 г.

, где Суд отметил, что приоритет УПК РФ перед другими обычным федеральными законами не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования.

Защитник указала, что для защиты прав и интересов Ш., руководствуясь п. 7 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, п. 11 ч. 1 ст.

Читайте также:  Декларирование полученной компенсации за аварийное жилье

53 УПК, в письменном виде уведомила следователя о применении технических средств, то есть официально поставила в известность, так как ни одной нормой закона не запрещено осуществлять данные действия и не возложена обязанность получать согласие лиц, производящих следственные и процессуальные действия, для применения технических средств. Между тем, заметила Гоар Галстян, в ходе судебного разбирательства председательствующий дискредитировал ее, высказываясь, что данными действиями она удовлетворяет свои личные амбиции.

Адвокат указала, что Суд первой инстанции проигнорировал общеобязательные разъяснения КС РФ, о приобщении которых она ходатайствовала. Так, основываясь на позиции о приоритете «специального» закона над «общим», Конституционный Суд в своем Определении от 8 ноября 2005 г.

№ 439-О отметил, что приоритет Уголовно-процессуального кодекса перед другими федеральными законами не является безусловным.

В частности, он может быть ограничен правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений.

Более того, о безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь и в случаях, когда в иных (помимо Уголовно-процессуального кодекса, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом. Разрешение же в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии.

Гоар Галстян попросила апелляцию отменить решение первой инстанции, признать действия следователя незаконными и обязать его устранить допущенные нарушения.

Защитник назвала предполагаемые причины отказа в удовлетворении жалобы

В комментарии «АГ» Гоар Галстян отметила, что доверитель написал ходатайство о проведении всех следственных действий с участием защитника. Так как следователь отказался его принять, оно было подано через канцелярию отдела. Из-за длительности рассмотрения ходатайства освидетельствование было проведено без адвоката.

«Следователь спросил у Ш., будет ли он признаваться, на что тот ответил, что ему не в чем признаваться. Как только доверитель сообщил мне об этом разговоре, мы написали жалобу на имя руководителя следователя с изложением данных обстоятельств. Конечно же, нам ответили, что никакого разговора не было. Именно внепроцессуальный разговор и побудил меня прийти с диктофоном», – рассказала адвокат.

Защитник пояснила, что уведомила следователя о применении аудиозаписи с той целью, чтобы он занес в протокол следственного или иного действия исходные данные технического средства для того, чтобы в последующем в случае необходимости можно было официально предоставить аудиозапись.

Гоар Галстян рассказала также, что в судебном заседании участвовали Прокурор, следователь и заместитель руководителя отдела следственного органа, который в своем выступлении заметил, что пришел отразить позицию следственного органа.

«Я заявила ходатайство, что в связи с тем, что нарушаются мои профессиональные права, прошу предоставить время, чтобы я могла оповестить Адвокатскую палату Краснодарского края и Комиссию по защите профессиональных прав адвокатов, на что судья спросила у моего доверителя, заключал ли он соглашение со всей Адвокатской палатой на оказание юридической помощи. Мы пояснили, что нет и в этом нет необходимости. Все пояснения были опровергнуты», – подчеркнула адвокат.

Защитник предположила, что некорректное поведение судьи и отказ в удовлетворении жалобы могут быть связаны с тем, что ранее по ее жалобе был отменен заведомо незаконный судебный акт, вынесенный этим же судьей.

Обращение в адвокатскую палату

Параллельно с обращением в апелляцию 30 июня Гоар Галстян обратилась в Адвокатскую палату Краснодарского края с просьбой предоставить разъяснения по сложившейся ситуации и оказать необходимое содействие в целях устранения допущенных нарушений ее профессиональных прав.

Член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края Алексей Иванов сообщил «АГ», что запрет на проведение аудиозаписи – безусловное нарушение профессиональных прав адвоката. Он добавил, что заключение Комиссии по данной ситуации будет подготовлено на этой неделе.

Марина Нагорная

Производство и использование аудиозаписи в отношении граждан и должностных лиц — КС Цитадель

В наш век современных технологий, пожалуй, нет человека, у которого бы не было мобильного телефона и соответственно диктофона. Разберем, когда аудиозапись разговора является необходимостью, а когда внедрение в частную жизнь

Статьей 23 основного российского закона Конституцией РФ гарантировано, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

А Уголовным кодексом РФ ст. 137 предусмотрена уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни. Наказание достаточно серьезное.

Согласно ст. 24 Конституции РФ сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Однако, случаются ситуации, когда единственным способом доказать то или иное обстоятельство возможно только путем аудиозаписи разговора, выполненной, в том числе, без ведома собеседника.

Верховный суд РФ определением от 6 декабря 2016 года по делу № 35-КГ16-18 разрешил использовать в качестве доказательства аудиозапись, сделанную без согласия участника разговора. При этом ВС РФ указал, что представление аудиозаписи в качестве доказательства возможно, только при условии, что содержащаяся в ней информация относится к деловым отношениям, а не к частной жизни.

Так путем аудиозаписи в судебном порядке возможно подтвердить следующие факты: факт наличия/отсутствия долга; угрозы физической расправой, убийства; факт вымогательства; факт оскорблений и т.п.

Таким образом можно сделать следующие выводы:

  • сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия допускается только в целях установления обстоятельств, в рамках деловых взаимоотношений;
  • в случае сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия возможно привлечение к уголовной ответственности

Следовательно, при намерении произвести аудиозапись беседы, затрагивающей темы частного характера, необходимо поставить об этом в известность собеседника, т.е. предупредить его. Данное предупреждение должно присутствовать в произведенной записи разговора.

Следует отметить, что после предупреждения и отсутствия выраженного словесного согласия собеседника, запись разговора производится без ограничений.

Почему спросите вы? Ответ прост: ваш собеседник предупрежден о производстве аудиофиксации разговора и в этом случае, либо беседа не состоится, т.к.

собеседник откажется беседовать с вами, либо беседа продолжится, но уже с молчаливого согласия собеседника, потому как он зная, что ведется запись разговора продолжает беседу.

Не требуется получения разрешения для производства аудиозаписи и в судах судебной системы Российской Федерации, потому как любой гражданин, в том числе представитель СМИ может присутствовать в открытом судебном заседании.

Граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства (ч. 7 ст. 10 ГПК РФ).

Таким образом соблюдается один из принципов судопроизводства – принцип гласности.

Что же касается аудиозаписи беседы с должностными лицами государственных и муниципальных органов, то в данном случае предупреждение о намерении вести аудиозапись не требуется.

Опять же, почему?

Во-первых, на сегодняшний день не существует закона, запрещающего вести аудио или видео запись разговора с должностным лицом или чиновником.

Наоборот с глобализацией Интернета и развитием всякого рода онлайн аудио/видео сервисов большинство государственных и муниципальных учреждений таким образом устанавливают обратную связь с гражданами, что предполагает ведение с помощью технических средств аудио и видеофиксации переговоров.

Во-вторых, становясь должностным лицом, это лицо становится публичным и должно быть готово к тому что любое его действие (бездействие), слова или речи будут под пристальным вниманием граждан, которые вправе фиксировать встречи с такими лицами как на диктофон, так и на видеокамеру без ограничений.

В-третьих, должностное лицо — это не частное лицо. Вряд ли вы будете беседовать с чиновником или инспектором ГИБДД о его личной жизни. Имеется принципиальная разница между частной жизнью человека и публичностью должностного лица.

Все заявления, обращения, претензии к государственным или муниципальным служащим как правило связаны с осуществлением последними своих полномочий, поэтому могут быть записаны, в том числе и скрытно, поскольку не содержат сведений о частной жизни собеседника – должностного лица.

В заключении подытожу, что даже если Вы абсолютно добропорядочный и законопослушный гражданин, никто не застрахован от действий недобросовестных лиц, наделенных полномочиями. Ведь как говориться: «Бережённого Бог бережет». Поэтому советуем Вам активно пользоваться благами цивилизации и по возможности фиксировать любые спорные ситуации, путем аудио или видео записи.

Adblock
detector